Меню

Православие и здоровье нации

Здоровье нации как приоритетная задача Русской Православной церкви и Российского государства

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в декабре 1994г. признал необходимым выработку всеобъемлющей концепции, которая отражала бы общецерковный взгляд на вопросы церковно-государственных отношений и проблемы современного общества в целом.

Для выполнения поставленных задач Церковь призывает как пастырей, так и своих чад к христианскому свидетельству среди работников здравоохранения. Она считает весьма важным моментом своей помощи ознакомление преподавателей и учащихся медицинских учебных заведений с основами православного вероучения и православно ориентированной биомедицинской этики. Деятельность душепопечения Церкви направлена на проповедь духовно-нравственного возрождения страждущих от болезней людей. Церковь благословляет православным братствам и сестричествам милосердия нести послушания в клиниках и других учреждениях здравоохранения, способствовать созданию больничных храмов, церковных и монастырских больниц. Так, по данным на 2007 г., в Москве насчитывалось 19 больничных храмов, 12 больничных храмов стоящих отдельно от ЛПУ, 11 часовен при ЛПУ, 11 сестричеств и групп милосердия. Все 20-ть Домов престарелых, существующих в Москве, уже на тот момент, имели оборудованные храмы, и в них совершалось пастырское попечение. Проводились благотворительные и научно-просветительские акции для профилактики наркомании и алкоголизма. В 6-ти следственных изоляторах города существуют домовые церкви, в 7-ом – молитвенная комната.

Данная работа проводится и в епархиях РПЦ. Например, в Костромской епархии действует несколько социальных учреждений: 5 детских домов и приютов, 5 богаделен для престарелых, 3 благотворительные столовые, православный благотворительный медицинский центр во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны при Знаменском монастыре города Костромы и благотворительный фонд «Реабилитация и милосердие». В области социального служения Костромская епархия активно сотрудничает со светскими благотворительными организациями: ГУ «Областной центр социальной помощи семье и детям», Центром социальной поддержки населения города Костромы, Костромской областной психиатрической больницей, общественной организацией «Совет матерей города Костромы», областной организацией Красного креста, Костромским областным благотворительным антираковым фондом «Пока беда не коснулась всех».

Епархиальный отдел церковной благотворительности и социального служения принимает участие в работе комиссии областной администрации по гуманитарной помощи по Костромской области.

В нескольких медицинских и социальных учреждениях Костромской области – домах-интернатах для инвалидов и престарелых (г. Кострома, микрорайон Малышково и Кинешемское шоссе), областной психиатрической больнице (пос. Никольское Костромского района), психоневрологическом интернате (пос. Хутор 1 мая Костромского района), областном онкологическом диспансере (г. Кострома), центральных районных больницах городов Шарья и Галич – действуют домовые церкви или молитвенные комнаты.

«Основы социальной концепции РПЦ» свидетельствуют о тесном взаимодействии Церкви и государства в области здравоохранения. В ней говорится, что: «Церковь призвана в соработничестве с государственными структурами и заинтересованными общественными кругами участвовать в выработке такого понимания охраны здоровья нации, при котором каждый человек мог бы осуществить свое право на духовное, физическое, психическое здоровье и социальное благополучие при максимальной продолжительности жизни».[2]

Но, вместе с тем, констатируя заметные достижения в сфере нацпроекта здравоохранения, Русская Православная Церковь с глубокой тревогой не может не обращать внимание государственных структур и общественности на вопиющие факты кризисных явлений происходящих в обществе, и в частности, в области здравоохранения. Ее постоянной заботой является свидетельство о том, что народы, традиционно исповедующие Православие, находятся в состоянии демографического кризиса. Сократилась рождаемость и средняя продолжительность жизни, постоянно уменьшается численность населения. Опасность представляют эпидемии, рост сердечно-сосудистых, психических, венерических и других заболеваний, наркомании и алкоголизма. Демографический кризис вызывает деформацию структуры общества, снижает творческий потенциал народов, становится одной из причин ослабления семьи. Демографические проблемы находятся в сфере постоянного внимания Церкви. Она призвана следить за законодательными и административными процессами, чтобы воспрепятствовать принятию решений усугубляющих ситуацию.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с 5 по 7 мая 1997 года в Москве в Даниловом монастыре проходил IV Всемирный Русский Народный Собор Здоровье нации.

Обращаясь к участникам Собора, Святейший Патриарх Алексий II напомнил слова святителя Иоанна Златоуста: «Неужели все болезни от грехов? Не все, но большая часть». Надобно помнить, подчеркнул Патриарх, что Православная Церковь — это не обрядовое оформление чисто земной жизни, а источник и хранительница духовности российской нации, к которой русский человек всегда может легко найти дорогу. Все станет на свои места, когда придут истинная вера и осознание каждым человеком его предназначения к вечной жизни. [3]

На IV ВРНС впервые в современной России столь всесторонне была поднята и широко обсуждена тема «Здоровье нации». На Соборе выступили академики А.Г.Чучалин, А.Ф.Цыб, Г.В.Осипов, заместитель Председателя Правительства России О.Н.Сысуев, Председатель Государственной Думы Г.Н.Селезнев, мэр Москвы Ю.М.Лужков, председатель Комитета по охране здоровья Государственной Думы Н.Ф.Герасименко, секретарь движения «Союз реалистов» Н.Б.Жукова, председатель Всероссийского Земского движения Е.В.Панина, писатель B.C.Розов, депутат Верховной Рады Украины И.П.Симоненко, ученые В.И.Большаков, С.В.Перевезенцев, атаман Союза казаков А.Г. Мартынов и другие.

Важнейшим итоговым документом Собора стало «Слово к соотечественникам о духовном и физическом здоровье нации», в котором не только выдвигалось требование к правительству и Президенту России обратить самое серьезное внимание на состояние здоровья нации, но и предлагались неотложные и реальные меры по решению данной проблемы.

Читайте также:  Виды выплат в возмещении вреда причиненного жизни и здоровью работника

Не отрицая необходимости медицинской помощи, Церковь, кроме проведения социальных и благотворительных акций, уделяет особое внимание профилактике и реабилитации наркозависимых, а так же, людей, страдающих алкоголизмом. Так, во всех епархиях РПЦ, в день празднования иконы Божий Матери «Неупиваемая Чаша» проходят молебны об исцелении

людей, страдающих от недугов наркомании и алкоголизма.

В области психотерапии оказывается наиболее плодотворным сочетание пастырской и врачебной помощи душевнобольным при надлежащем разграничении сфер компетенции врача и священника. Церковь рассматривает психические заболевания как проявление общей греховной поврежденности человеческой природы. Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, Церковь опытом святых различает болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызванные бесовским воздействием, либо ставшие следствием поработивших человека страстей. В соответствии с этим различием представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами. Поэтому создание при лечебных учреждениях подобного профиля храмов, пастырское попечение – это полезное и плодотворное сотрудничество, которое направлено на решение программ по комплексному лечению человека.

Бурное развитие биомедицинских технологий активно вторгающихся в жизнь современного человекаот рождения до смерти, а так же невозможность получить ответ на возникающие при этом нравственные проблемы в рамках традиционной медицинской этики вызывают серьезную озабоченность общества. Попытки людей поставить себя вместо Бога, по своему произволу изменяя и «улучшая» его творение, могут принести человечеству новые тяготы и страдания. С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонически правила приравнивают аборт к убийству. [5]Соглашаясь на аборт женщина и сама подвергается риску нанести непоправимый вред своему здоровью. Исходя из нравственных принципов своего вероучения, Церковь неизменно почитает своим долгом выступить в защиту человеческих существ, которыми являются нерожденные дети. Отрадно видеть, что в обществе и государстве ощутимы тенденции внимать голосу Церкви. Многие ответственные работники здравоохранения понимают, что без жизни основанной на духовных и нравственных ориентирах невозможно найти лекарства от болезней поразивших личность, человека и общество. Лишь общими усилиями достижимо любое движение, направленное на здоровье человека, общества, государства.

Источник

Здоровье нации как сотериологическая проблема

И если формулировать национальную идею России, нельзя не иметь в виду, что она, эта идея, не только неизбежно будет перерастать узко-национальные определения, но и вываливаться за тесные рамки эмпирического земного существования как такового.

Тут следует обратиться к христианскому пониманию личности именно в том пункте, в каком она отличается от индивидуальности. И если индивидуальность есть частное проявление общей природы, то личность есть уже нечто высшее по отношению к ней, это есть то, что существует в человеке помимо его природы, над его природой, то, что ей противопоставляется и, в конечном счете, то, что господствует и повелевает над ней. Это, по свидетельству святых отцов IV века (в частности, свят. Григория Нисского), — “точка местопребывания” свободы в человеке, где укоренено его самовластие (аутоэкзусия), то есть способность определять себя из самого себя; то, что содержит в себе отличающую человека особенность: быть сотворенным по образу Божиему. Это было догматически обосновано и сформулировано на Халкидонском Соборе, на котором рассматривался вопрос о двух природах Иисуса Христа и Его Единой — Божественной Личности: второй ипостаси Святой Троицы). И если индивидуальная субстанция отвечает на вопрос: что? То на вопрос о личности: кто? — мы вынуждены ответить именем собственным, которое обозначает лицо (см. об этом: В.Н. Лосский. “Богословское понятие человеческой личности в книге “По образу и подобию”. М. 1995).

Личность, таким образом, не мыслима без трансцендирующего акта, выводящего ее за пределы наличного природного существования и обосновывающего ее бытие через Абсолютную Ценность. Это фундаментальное условие существование личности, постоянно ощущающей свою неполноту, недостаточность, онтологическую зависимость. Действительно, это ощущение свидетельствует в ней о том, что есть нечто (Некто), от чего она зависит в своем бытии, есть некая полнота, пред которой она “неполна”, некая ценность, перед которой она “неполноценна”, некая “абсолютность” перед которой она “относительна”. Можно утверждать, что личность существует в постоянном усилии перерасти собственные границы, выйти из природной самозамкнутности, коснуться мира идеальных ценностей.

“Если человек идет прямо, его дорога крива. Человек изогнут, как лук; христианство открыло людям, как выправить эту кривизну и попасть в цель”, — писал Честертон.

Без “выпрямления кривизны” люди так и останутся “собранием индивидуальностей”, эгоистически разрывающих единую природу и замыкающихся на себе. Таким образом, они никогда не смогут вырасти до народа, и нация, объединяющая их лишь “нумерически”, в порядке “переписи населения”, никогда не сможет ощутить себя ни единой, ни духовно здоровой.

Что же это за идея, что это за ценность, служение которой в применении к современной России может исцелить нацию, выпрямить ее кривизны, возвысить ее до народа? Безусловно это есть идея служения абсолютному Благу, Единой Истине, и обращена она к приближению Царства Небесного. Только такая смыслообразующая цель может вобрать в себя множественные частные цели индивидуального существования и открыть путь к их достижению. Воистину “Ищите. прежде Царства Небесного и правды его, и это все приложится вам” (Мф. 6.33). Но каким же образом исполняется это Христово обетование? И как может служение идеальному началу в мире способствовать тому, чтобы к человеку “прикладывались” еще и земные, и даже материальные блага? Не претендуя здесь на раскрытие каких-либо “промыслительных” путей, попробуем рассмотреть это исключительно на уровне антропологическом и даже прагматическом.

Читайте также:  История создания корпорации сибирское здоровье

Почему, собственно, “кто поклонится здоровью, не останется здоровым”, как утверждает Честертон?

Почему тот, кто стремится исключительно к получению наслаждения, никогда его в полной мере не достигнет?

Почему тот, кто всецело ориентирует свою жизнь на завоевание успеха, обрекает себя на разочарование?

Почему тот, кто одержим карьерными соображениями, в конце концов, обнаружит свою ущербность, в том числе и профессиональную?

Почему тот, кто сосредоточен на зарабатывании денег и извлечении прибыли, неизбежно будет расплачиваться душевным банкротством?

И почему тот, кто хочет во что бы то ни стало достичь счастья, делается подобным человеку, пытающемуся схватить свою тень и, естественно, всегда остающемуся с пустыми руками?

Дело, очевидно, в таком устроении человека, которое предполагает осмысленность его существования. Однако, ни этот смысл, ни эта идея, обеспечивающие цельность человека, не могут быть сведены к тому, что пребывает в той же плоскости эмпирической жизни и замкнуто в цепь причинно-следственных связей, то есть к тому, что имманентно миру, иначе бы и этот смысл, и эта идея оставались бы относительными, изменчивыми и, в конце концов, призрачными. Но для того, чтобы и этот смысл, и эта идея действительно могли бы выстраивать, поддерживать, питать, обеспечивать рост, расцвет и здоровье личности, они должны быть изъяты из зыбкого мира причинности и относительности и вынесены за его пределы. Именно о таком смысле и о такой идее идет речь.

Закономерно, что утрата смысла жизни приводит к дезинтеграции всего человеческого существа, образует в нем “экзистенциальный вакуум”, порой подстрекает к самоубийству и всегда толкает на поиски суррогата, который мог бы заполнить внутреннюю пустоту и компенсировать отсутствие жизненно важного духовного импульса. В качестве такого суррогата современная цивилизация предлагает человеку множество средств, снабженных многоразличными объяснительными схемами. Прежде всего — это те психоаналитические теории мотивации, которые обосновывают человеческое существование на принципе гомеостаза, то есть человек предстает в них в виде самозамкнутой, закрытой системы. Исходя из этих теорий человеческие потребности сводятся к тому, чтобы сохранить или восстановить нарушенное равновесие и разрядить напряжение, создаваемое в процессе жизни. Такими средствами является реализация принципа наслаждения и принципа реальности: по Фрейду, наслаждение удовлетворяет фундаментальную потребность, а принцип реальности — обеспечивает получение этого наслаждения, пусть даже и отсроченного, и гипотетического. Именно в этом стремлении к удовольствию и попытках избежать скорбей св. Отцы (например, преп. Максим Исповедник) видели прямые следствия грехопадения.

Однако, сам принцип наслаждения, избранный в качестве цели, разрушает сам себя: чем более человек стремится к наслаждению, тем он решительнее его от себя отдаляет; чем более настойчиво человек ищет свое счастье, тем более он лишает себя возможности его обрести. Как только наслаждение и счастье становятся целью, на которой сосредотачивается человеческое внимание, как только они делаются предметом рефлексии, они тут же отщепляются от экзистенции, порывают с субъектом и становятся объектами, что делает и вовсе невозможным для человека их экзистенциальное переживание. Таким образом, охота за наслаждением, счастьем, успехом лишает человека возможности создавать и находить причины для них, уничтожает ту почву, на которой они могли бы вырасти.

В этом смысле огромный вред человеку наносит вся “индустрия развлечений”, вся система “сексуального воспитания”. Поразительно, что это не только растлевает человека, но и причиняет ему страшный ущерб именно в том, к чему его побуждают и чему его пытаются обучить: именно это “обучение”, сосредотачивающее человека на физиологической и “технической” стороне, дегуманизирует и деперсонализирует то, что осмысляется в христианстве как таинство, и приводит, по признанию психологов, к тяжелейшим невротическим и сексуальным расстройствам.

Если говорить о норме, то для нее не характерно ставить наслаждение (счастье, успех, славу) в качестве цели: они всегда являются и должны являться в качестве некоего “побочного продукта”, “сопроводительного эффекта” смыслообразующей деятельности, направленной к проявлению или созданию в мире ценности. Лишь тогда человек может ощутить счастье, радость, наслаждение — во всей их непредсказуемости, спонтанности, даже вроде бы беспричинности. Таким образом, принцип наслаждения может быть лишь производным от первичного в человеке — от его стремления к смыслу. И лишь в том случае, если эта фундаментальная интенция человека к смыслу блокирована, а ее энергия не растрачена, человек нацеливается на наслаждение или направляет все свои усилия на самоутверждение (стремление к власти, по Адлеру) и самореализацию.

Читайте также:  Выделяют следующие виды здоровья

Но и тут он терпит поражение. Ибо если самореализацию (или самоактуализацию) человек объявляет своей целью, она тут же вступит в противоречие с самотрансцендентностью человеческого существования и тогда обрекает его, с одной стороны, на расколотость сознания (ибо и здесь самореализация из субъективного процесса превращается в объект), а с другой — на самозамкнутость, уподобляя человека скорпиону, жалящему собственной хвост. Ибо и самореализация осуществляется лишь “постольку поскольку”, в процессе смыслообразующей деятельности. И если человек избирает в качестве предмета осуществления самого себя вместо смысла, то смысл самоактуализации тут же упраздняется.

По меткому замечанию психолога В. Франкла, в этом случае человек, подобно бумерангу, возвращается к самому себе, и это происходит потому, что он просто не попал в цель, промахнулся мимо своего призвания. То же происходит и тогда, когда человек подменяет творчество самовыражением, которое тут же вырождается в томительную рефлексию по поводу самого себя, рефлексию, ставящую запруды перед спонтанным, порой непредсказуемым, направляемым интуицией и вдохновением творческим “я”: что поделать, анализ радости убивает радость, препарирование веры дробит ее целокупность, рефлексия во время молитвы заявляет о ее недоброкачественности.

Можно говорить о саморазрушительных тенденциях современной цивилизации, низводящей человека до уровня животного, руководствующегося принципами удовлетворения инстинктов и самоутверждения; или даже до уровня вещи, достоинство которой определяется ее социальным престижем: даже новопостроенный жилой комплекс в центре Москвы рекламируется как “амбициозный”. Можно говорить о той деструктивной идеологической политике и пропаганде, которая проводится в средствах массовой информации, о дезинформации, отравляющей и дезориентирующей общественное мнение, о процветающей “индустрии развлечений” и т. д; можно говорить о повсеместном алкоголизме, об эпидемии наркомании, об умножающихся пороках, о катастрофически разрушающихся семьях, об убегающих из дома детях, об общем падении нравов, — за всем за этим стоит единая причина: утрата смысла жизни, гибель жизнетворной идеи, отсутствие цели, иссякание духовного импульса, отравление источников жизни. Такое общество не может устоять, такое государство не может избежать очередной катастрофы, такая нация обречена, какими бы защитными механизмами она себя ни окружала: законами, указами, декретами, актами, какие бы экономические рычаги они ни нажимала, какие бы ни проводила реформы.

Пока наша национальная идея так и будет оставаться чем-то вымороченным, рассчитанным на построение общества потребления, нация будет болеть и томиться в своем экзистенциальном вакууме. Но как только она, эта нация, в своей болезненной немощи вспомнит, что ее некогда породило как великий народ, что сформировало ее лицо, ее неповторимую и единственную в своем роде духовную личность, как только она обратит свое упование к Православию, к его ценностям, к его Смыслу, к его Идеалу, у нее есть возможность исцеления.

Напомню библейскую историю, как Господь явился царю Соломону и сказал: проси, что дать тебе. И Соломон попросил Бога даровать ему сердце разумное, чтобы судить народ свой и различать, что добро, что зло. “И благоугодно было Господу, что Соломон просил этого. И сказал ему Бог: за то, что ты просил этого, и не просил себе долгой жизни, не просил себе богатства, не просил себе душ врагов твоих, но просил себе разума, чтобы уметь судить, Я сделаю по слову твоему. Вот, я даю тебе сердце мудрое и разумное. И то, чего ты не просил, Я даю тебе, и богатство, и славу, так что не будет подобного тебе между царями во все дни твои” (3 Цар. 3:9-13).

Однако смыслу нельзя научить, как нельзя научить вере. Нации нельзя навязать цель, навязать ценность. Этим бы нарушалась свобода личностей, ее составляющих, и приводило бы к тоталитаризму. Но что же можно? Можно лишь создать условия для открытия смысла, можно лишь духовно просветить, явить собственную ценностную иерархию, обнаружить собственную целеустремленность в служении Истине. Подлинное служение всегда эстетически убедительно, в этом смысле оно всегда культурно. И здесь можно сказать о христианской культуре, что именно она обуздывает общественный хаос, именно в ее лоне происходит распознавание мутных энергий и темных страстей, бушующих в обществе. Именно она создает в мире спасительные каналы, по которым мирно растекаются бушующие, иррациональные, воды коллективного бессознательного, способные смести цивизизацию, подобно водам потопа. И потому важнейшей задачей общества, государства и нации, условием духовного здоровья является хранение и творение собственной культуры — православной, по преимуществу.

И тогда засеянное в каждой отдельной душе Царство Небесное возрастет, явленное в замысле — приблизится в реальности, исполняя все, что обещал нам Господь, говоря: “Не заботься для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться” (Мф. 6:25). Потому что все это будет дано здоровой нации, исполняющей свое служение Любви, Истины и Свободы.

Источник

Adblock
detector