Меню

Проблема психического здоровья и психопатологии

Тема 3. Проблема психического здоровья в клинической психологии.

Со времен Гиппократа врачи пытались определить, что же такое болезнь? Точки зрения на этот вопрос отличались большим разнообразием. В связи с этим было принято прогматичное решение: больные – это все люди, которых врачи определили как больных, поставив им тот или иной диагноз.

Что касается понятия «здоровье», то здесь ситуация несколько иная. Нет никаких специальных понятий здоровья; человек не может быть здоров тем или иным образом. В этом отношении здоровье можно понимать как отсутствие какой-либо болезни.

Еще сложнее обстоят дела, когда речь идет о попытке разграничить психическую болезнь и психическое здоровье. Следует отметить недостаточную разработанность этой проблемы. Категория «нормальности» психики человека исследована недостаточно и не имеет строгих критериев. С одной стороны это связано с существованием большого количества индивидуальных различий в психике человека, обусловленных как биологическими, так и социокультурными факторами. В истории развития этого вопроса существовали разные точки зрения. На сегодняшний день рассматривается несколько основных подходов к пониманию психического здоровья\болезни:

Психическое здоровье понимается как отсутствие психической болезни.

С точки зрения этико-философского подхода психическое здоровье тождественно нравственному совершенству (Гросс), правильному соотношению различных душевных состояний (Цицерон), гармония противоположно направленных сил (Алкмеон).

Согласно описательному подходу выделяется ряд критериев, определяющих психическую норму. Так, например, Ясперс включает в свое описание психической нормы следующие параметры: пригодность к социальной жизни, способность испытывать радость и удовлетворение, целостность личности, гармоническое сочетание и постоянство характерологических признаков, тенденций и влечений, зрелое развитие всех врожденных предрасположенностей и т.д.

В настоящее время понятие «психическая норма» рассматривается через такие категории, как идеальная норма, социальная норма, субъективная норма, функциональная норма.

идеальная норма– имеет философское и мировоззренческое обоснование как «состояние совершенства» и постулирована как общезначимая; анормальное – значит не соответствующее идеалу.

социальная норма– предписанные обществом нормы поведения; анормальное – значит отклоняющееся.

субъективная норма– масштабом для оценки изменений служат индивидуальные данные; анормальное – значит неподходящее для индивида.

функциональная норма– как промежуточные функции (или дисфункции) для желаемых состояний «более высокого уровня»; анормальное – значит вредное.

Норма и патология, здоровье и болезнь.

Категории нормы и патологии, здоровья и болезни выступают основными векторами, задающими систему восприятия и критерии оценки состояния человека в клинической психологии. Категория нормы используется в качестве базового критерия сравнения текущего (актуального) и постоянного (обычного) состояния людей. С понятием нормы в нашем сознании тесно связано состояние здоровья. Отклонение же от нормы рассматривается как патология и болезнь. Слово «болезнь» в обыденном языке используется для характеристики таких состояний, которые не кажутся нам «нормальными», «такими, как это обычно бывает», и поэтому требуют особого объяснения. Однако содержательное, а не интуитивное определение клинической нормы как теоретического конструкта — это большая методологическая проблема.

Норма — это термин, в который может вкладываться два основных содержания. Первое — статистическое содержание нормы:это уровень или диапазон уровней функционирования организма или личности, который свойственен большинству людей и является типичным, наиболее часто встречающимся. В этом аспекте норма представляется некоторым объективно существующим явлением. Статистическая норма определяется посредством вычисления среднеарифметических значений некоторых эмпирических (встречающихся в жизненном опыте) данных. Например, большинство людей не боятся оказаться в замкнутом пространстве и вступают в гетеросексуальные контакты, следовательно, отсутствие такого страха и отсутствие гомосексуальных контактов — это статистически нормально.

Второе — оценочное содержание нормы: нормой считается некоторый идеальный образец состояния человека. У такого образца всегда есть философское и мировоззренческое обоснование как состояния «совершенства», к которому должны в той или иной мере стремиться все люди. В этом аспекте норма выступает в качестве идеальной нормы — субъективного, произвольно устанавливаемого норматива,который принимается за совершенный образец по соглашению каких-либо лиц, обладающих правом установления таких образцов и имеющих власть над другими людьми: например, специалистов, лидеров группы или общества и т. п. В качестве норматива идеальная норма выступает средством упрощения и унификации многообразия форм жизнедеятельности организма и проявлений личности, в результате чего одни из них признаются удовлетворительными, тогда как другие оказываются за гранью допустимого, приемлемого уровня функционирования. Таким образом, в понятие нормы может быть включен оценочный, предписывающий компонент: человек должен быть таким, а не иным. Все, что не соответствует идеалу, объявляется ненормальным.

Оригинальное значение древнегреческого слова patos,от которого и происходит термин «патология», — это страдание. Следовательно, под патологией можно понимать только такие отклонения от нормы, при которых человек чувствует эмоциональный дискомфорт.

Употребление слова «патология» также предполагает наличие одной ведущей причины отклонения от нормы. Однако у одного и того же психического состояния может быть не одна, а несколько порой противоположных причин не только биологического, но и социального происхождения. Например, депрессии могут быть обусловлены нейрохимическими нарушениями (пониженная активность биогенных аминов — серотонина, норадреналина, дофамина), нейрогормональными изменениями, вызванными гиперактивностью системы «гипоталамус — гипофиз — надпочечники» (повышенное выделение кортизола). Но депрессии с такой же вероятностью могут также вызываться жизненной ситуацией (не только текущими условиями жизни, но и культурными, эпохальными, политическими и т. д.), а также мотивационно обусловленными особенностями когнитивной переработки информации (интерпретации событий). И если вспомнить одну из базовых теоретико-методологических проблем клинической психологии, касающуюся связи мозга и психики, то трудно однозначно утверждать, изменения какого уровня выступают первопричиной наблюдаемых отклонений от нормы.

Наконец, в термине «патология» очень сильно выражен оценочный компонент, позволяющий навешивать на любого человека, не соответствующего доминирующим идеальным или статистическим нормам, ярлык «больного».

Определение психического расстройства опирается на три базовых критерия:

1) отдельные типы реакций, превышающие статистически выявленную частоту их возникновения у большинства людей в определенной ситуации в некоторый промежуток времени (например, если пять из девяти признаков депрессии наблюдаются у человека на протяжении двух недель и более, то только такое состояние признается расстройством);

2) состояния, мешающие человеку адекватно реализовывать поставленные им перед собой цели и поэтому наносящие ему ущерб (так называемые «дисфункциональные состояния»);

3) типы поведения, от которых страдает и получает физический ущерб сам индивид или приносящие страдание и физический ущерб окружающим его людям.

Общее определение здоровья, которое было предложено Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), включает такое состояние человека, при котором:

1) сохранены структурные и функциональные характеристики организма;

2) имеется высокая приспособляемость к изменениям в привычной природной и социальной среде;

3) сохраняется эмоциональное и социальное благополучие.

Критерии психического здоровья по определению ВОЗ:

1) осознание и чувство непрерывности, постоянства своего «Я»;

2) чувство постоянства переживаний в однотипных ситуациях;

3) критичность к себе и к результатам своей деятельности;

4) соответствие психических реакций силе и частоте средовых воздействий;

5) способность управления своим поведением в соответствии с общепринятыми нормами;

6) способность планировать свою жизнь и реализовывать свои планы;

7) способность изменять поведение в зависимости от жизненных ситуаций и обстоятельств.

Таким образом, здоровье вообще и психическое здоровье, в частности, представляют собой динамическое сочетание различных показателей, тогда как болезнь, напротив, можно определить как сужение, исчезновение или нарушение критериев здоровья, т. е. как особый случай здоровья.

Субъективно здоровье проявляется в чувстве оптимизма, соматического и психологического благополучия, радости жизни. Это субъективное состояние обусловлено следующими психологическими механизмами, обеспечивающими здоровье:

Читайте также:  Сибирское здоровье крем с гиалуроновой кислотой

1) принятие ответственности за свою жизнь;

2) самопознание как анализ своих индивидуальных телесных и психологических особенностей;

3) самопонимание и принятие себя как синтез — процесс внутренней интеграции;

4) умение жить в настоящем;

5) осмысленность индивидуального бытия, как следствие — осознанно выстроенная иерархия ценностей;

6) способность к пониманию и принятию других;

7) доверие к процессу жизни — наряду с рациональными установками, ориентацией на успех и сознательным планированием своей жизни необходимо то душевное качество, которое Э. Эриксон называл базовым доверием, иными словами, это умение следовать естественному течению процесса жизни, где бы и в чем бы он ни проявлялся.

Источник

Психическое здоровье и психопатология в контексте различных теорий личности.

3.Внутренние перемены организации: понятие, состав и содержание.

1. Цель есть конкретное конечное состояние или желаемый результат, которого стремится добиться группа работающих вместе людей. У организаций существуют разнообразные цели, и их сущность во многом зависит от типа организации.

2. В целом вся организация состоит из нескольких уровней управления и различных подразделений, взаимосвязанных между собой. Это принято называть структурой организации. При рассмотрении структуры как составляющей внутренней среды обычно останавливаются на двух вопросах: разделение труда и контроль.

Число лиц, подчиненных одному руководителю, называется сферой контроля. В организации каждый руководитель имеет свою сферу контроля. Организации с плоской структурой имеют меньше уровней управления и более широкую сферу контроля, чем сопоставимые организации с многоуровневой структурой.

5. Люди являются центральным звеном в любой системе управления. Существует три основных аспекта человеческой переменной в организации:

поведение индивидов; поведение людей в группах; характер поведения руководителя.

23.1Понятие высших психических функций. Их строение и развитие. + См. лекцию

Высшие психические функции (ВПФ) — специфически человеческие психические процессы. Они возникают на основе натуральных психических функций, за счёт опосредствования их психологическими орудиями.[1] В роли психологического орудия выступает знак. К ВПФ относятся: восприятие, память, мышление, речь. Они социальны по своему происхождению, опосредованы по строению и произвольны по характеру регуляции. Понятие высших психических функций было введёно Л. С. Выготским и впоследствии развито А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьевым, А. В. Запорожцем, Д. Б. Элькониным и П. Я. Гальпериным.

Формирование высших психических функций — процесс принципиально иной, нежели естественное, органическое развитие. Основным отличием является то, что поднятие психики на высшую ступень, заключается именно в её функциональном развитии, (то есть развитии самого приёма), а не в органическом развитии.

На развитие влияют 2 фактора:

Биологический. Для развития человеческой психики необходим мозг человека, обладающий наибольшей пластичностью. Биологическое развитие является только условием для культурного развития, потому, что структура этого процесса задаётся извне.

Cоциальный. Развитие человеческой психики невозможно без наличия культурной среды, в которой ребёнок усваивает специфические психические приёмы.

Источник

Психологическое и психическое здоровье как проблема национальной безопасности

Проблема психического, душевного, духовного, нравственного здоровья для науки не нова. В отечественных исследованиях эта проблема решалась в рамках психологии, психиатрии и психопатологии С.С. Корсаковым, В.М. Бехтеревым, П.Б. аннушкиным, Б.С. Братусем, Б.Д. Карвасарским, В.Н. Мясищевым, И.В. Боевым и т.д. Большое внимание уделялось ей в трудах зарубежных психологов и психиатров 3. Фрейда, А. Адлера, К.Г. Юнга, Э. Фромма, А. Маслоу, К. Роджерса, А. Ассаджоли, К. Хорни, В. Франкла, Э. Эриксона, С. Грофа и др.

Существующие подходы к определению психического здоровья общества: медико-психологический, потребностно-ценностный (А. Маслоу, Э. Фромм), экзистенциально-аналитический (В. Франкл), социокультурный (К. Хорни, Б.С. Положий, О.И. Даниленко), эпигенетический (Э. Эриксон), поуровневый (Б.С. Братусь), при которых рассматриваются отдельные аспекты духовного, душевного, психического здоровья (потребности, смыслы, идентификации и т. д.), все же не могут претендовать на целостную картину. Наблюдается смешение и взаимозамена понятий: так, душевное и психическое здоровье у Э. Фромма по сути, являются синонимами; нет четкого разграничения между духовными и душевными компонентами психического здоровья у О.И. Даниленко; категория нравственного здоровья рассматривается как компонент духовного здоровья у В.М. Шепеля. Подобная ситуация позволяет нам сделать попытку комплексного рассмотрения психического здоровья на основе поуровневого подхода Б.С. Братуся и теории социального психоанализа.

В анализе зарубежных исследований можно выделить ряд подходов к проблеме психического здоровья: в рамках психодинамического направления рассматривалась З.Фрейдом, К.Юнгом, А.Адлером; феноменологическом направлении К.Роджерсом, гуманистическом А. Маслоу; с выходом на социальную общность, культуру в эго-психологии Э. Фромма, К. Хорни, Э. Эриксона и др. Психическое здоровье общества, его зависимость от культурологических и социальных факторов, реализации базовых социальных потребностей, пути и методы коррекции психического неблагополучия социума достаточно полно и широко освещены в трудах К. Хорни, Э. Эриксона, Э. Фромма. Хотя, понятие психического здоровья в рамках аналитико-преобразующего подхода ориентировано на индивида, мы считаем возможным принять его за основу при описании аномального психического развития современного социума, применяя психолого-социологический подход.

В. Франкл и К. Хорни рассматривают культуру как фактор, способствующий возникновению и развитию невроза. В. Франкл исходя из тезиса о том, что каждой эпохе присущ свой коллективный невроз, считал экзистенциальный вакуум (отсутствие смысла жизни) неврозом нашего времени.

К. Хорни, говоря о «невротической личности нашего времени», связывает ее возникновение с культуральными воздействиями, формирующими отношения соперничества, следствиями которых являются враждебные отношения между людьми, страхи, сниженная самооценка, и, как следствия, чувства эмоциональной изолированности и одиночества. Однако следует учесть, что при анализе культурального воздействия на психику индивида, эти ученые описывали воздействия западной, протестантской культуры, культуры отчуждения человека от самого себя, других, производства, культуры, характеризующейся чувством одиночества и покинутости.

Потребности, связанные с душевным уровнем психического здоровья, рассмотрены Э. Фроммом. Психическое здоровье определяется им через удовлетворение основных психологических потребностей, вытекающих из особенностей человеческого существования: потребностей в приобщенности, преодолении ограниченности собственного существования, чувстве укорененности, потребности в ощущении тождественности, потребности в системе ориентации и поклонения. Неудовлетворение этих потребностей ведет к утрате душевного здоровья. Э. Фромм утверждал, что определять психическое здоровье следует с точки зрения приспособленности общества к потребностям человека, исходя из того, способствует или препятствует оно развитию психического здоровья. Он считал, что психическое здоровье достигается в здоровом обществе, развивающем способность человека любить людей, стимулирующем созидательный труд, развития разума, объективности, обретения чувства собственного «я». Если с точки зрения человеческих ценностей члены общества психически искалечены в развитии своей личности, то такое общество можно с полной уверенностью охарактеризовать как невротическое, т. е. неблагоприятное для счастья и самореализации. Ведь хорошая приспособленность, которая зачастую считается условием психического здоровья, достигается за счет отказа от своей индивидуальности, своего прошлого, а это ведет к разрушению системы ценностей, установок, и, в конечном итоге, к неудовлетворенности собой, ощущению собственной нереализо-ванности, к неврозу (например, мелкие предприниматели, сотрудники частных фирм, сменившие сферу деятельности из-за изменившейся социальной ситуации, и. т. п.).

Таким образом, чувства и переживания, как компонент моральной атмосферы, отражающий социальное самочувствие субъекта, действительно являются показателем психихологического здоровья общества.

Необходимо обратить внимание на то, что наряду с понятием психического здоровья в отечественной науке разработано и понятие психического заболевания. Мы не преследовали цели анализировать этот термин, так как он достаточно полно раскрыт в медицинской литературе, где психическое заболевание понимается как нарушение нормального психосоматического состояния и способности человека оптимально удовлетворять систему материальных и духовных ценностей. В первом направлении сама констатация отклонения подразумевает некое понимание меры, эталона, относительно которого оно произошло, поэтому, постулируя изучение аномалий как исходный момент, мы тем самым неизбежно (а вовсе не вследствие частных заблуждений) приходим к пониманию нормы как отсутствия недостатков, но не присутствия некоего достоинства со всей уже отмеченной ранее методологической ограниченностью этого взгляда. Другое, принципиально иное направление требует в качестве первого необходимого шага создания развернутого, методологически обоснованного, позитивного представления об общем, нормальном развитии, его принципах, закономерностях, отталкиваясь от которых появляется реальная возможность судить об аномалиях, отклонениях от этого развития. Данному подходу отдает решительное предпочтение Б.С. Братусь. Он выдвигает гипотезу об уровнях психического здоровья.

Читайте также:  Подвергая опасности жизни и здоровья

Для подтверждения данного положения ценной является формула СЛ. Рубинштейна: внешние причины действуют, преломляясь через внутренние условия. Б.С. Братусь подчеркивает, что внутренние условия не есть соединенные в одну совокупность биологические и психологические особенности. «Внутреннее» есть собственно душевная, психическая реальность.

В этом взаимодействии биологическая природа человека участвует как необходимое условие протекания, развертывания внутренних психических процессов. Понятно отсюда, что изменение физиологических параметров изменяет и характер протекания психических процессов, что может сказываться на формировании сложных психических образований, включая и личность человека. Нельзя поэтому сколько-нибудь игнорировать биологические особенности, сводить чуть ли не все в характеристике человека к производственным, общественным отношениям, социологизаторскому подходу, которому, по мнению Б.Ф. Ломова, присуща трактовка человека как некоторого сгустка экономики, культуры или социума, начисто лишенного всего биологического, органического, вообще природного. Между тем биологическое составляет необходимое условие, в котором разыгрывается драма психической жизни. Соматическое, психофизиологическое здоровье есть постоянство и оптимум этих условий; болезнь: их искажение.

Понятие психического здоровья в рамках аналитико-преобразующего подхода к изучению аномального развития предложенное Б.С. Братусем несколько отлично от общепринятого. Выделенные им уровни психического здоровья, основываются на представлении о норме и аномалии развития. Б.С. Братусь считает, что нормальным является развитие, ведущее человека к обретению им родовой человеческой сущности, что подразумевает отношение к другому как к самоценности. В понятие нормы включены: способность к децентрации, самоотдаче и любви; творческий, целетворящий характер жизнедеятельности; потребность в позитивной свободе; способность к свободному волепроявлению; возможность самопроектирования будущего; вера в его осуществимость; внутренняя ответственность перед собой, другим, настоящим, прошлым и будущим; стремление к обретению смысла собственной жизни. Таким образом, понятие нормы, по Б.С. Братусю, практически соответствует обретению духовности.

Можно считать, что нормальным является душевно, духовно развитый человек. Ведь здесь как раз и реализуются душевность, как социальная потребность для других, и духовность, как потребность в самореализации, обретении смысла, включающее такие духовные проявления как любовь, творчество, вера, ответственность, свобода, целеполагание. Следует думать, что несоответствие какому-либо из этих критериев, ведет к аномальному, а в крайних вариантах и к патологическому, развитию субъекта.

Аномально идущее развитие определяется следующими критериями: отношением к человеку как к средству; эгоцентризмом и неспособностью к самоотдаче и любви; причинно обусловленным, подчиняющийся внешним обстоятельствам характером жизнедеятельности; отсутствием или слабой выраженностью потребности в позитивной свободе; неспособностью к свободному волепроявлению, самопроектированию своего будущего; неверием в свои возможности; отсутствием или слабой выраженностью ответственности перед настоящим, прошлым и будущим; отсутствием стремления к обретению общего смысла жизни. Применительно к сегодняшнему социально-психологическому состоянию населения страны в целом, и отдельных социально дезадаптированных групп (безработные, возрастная группа старше 50 лет, рабочие государственных промышленных предприятий, работники бюджетной сферы, и т. д.), мы вправе констатировать аномальное психическое развитие, так как присутствуют, по меньшей мере, два, а у социальных дезадаптантов и более, критериев и условий такого развития. Например, причинную обусловленность, подчинение внешним обстоятельствам приобретает характер жизнедеятельности практически всех социальных групп и слоев общества. Об этом свидетельствуют: сведение основных трат к приобретению продуктов питания первой необходимости, ограничение расходов на отдых, как следствия низких заработных плат или потеря работы; высокая профессиональная мобильность, наличие вторичной занятости, смена характера трудовой деятельности, чаще в нисходящем направлении от квалифицированного к неквалифицированным видам труда, как следствие безработицы и низких заработных плат. Об отсутствии ответственности перед прошлым, настоящим и будущем свидетельствуют такие устойчивые общественные настроения как «жить надо сегодня, не думая о завтра», начинающаяся актуализация архетипа «после нас хоть потоп» (основной доход бюджета составляют деньги, полученные за счет продажи стратегических сырьевых ресурсов страны) и т. п. явления. По данным центра социологических исследований РАГС, только 2 человека из 10 опрошенных смотрят в будущее с оптимизмом, а планируют свою жизнь сроком не более чем на год (30,7%), причем практически 50% вообще не планируют свою жизнь, что свидетельствует о выраженности таких аномалий психического развития (по Б.С. Братусю) как «неспособность к самопроектированию будущего» и «неверие в свои возможности».

Наличие такой аномалии как «эгоцентризм, неспособность к самоотдаче и любви» подтверждают следующие данные. Большинство общечеловеческих нравственных заповедей оцениваются респондентами в нашем исследовании, проведенном в Ставрополе (на выборке учителей), как недействующие. Так заповедь «не прелюбодействуй» действует всегда по мнению всего 5,7% опрошенных. Практически не действуют следующие нравственные правила (дана сумма ответов «действуют иногда» и «не действуют»): «помоги обездоленному» (94,3%),»страдай за ближнего» (88%), «люби ближнего» (84,9%).

Таким образом, мы можем констатировать аномальное психическое развитие практически всех социальных и возрастных групп в современном российском социуме.

Издавна разработка критериев психической и психологической нормы привлекает внимание многих исследователей: психологов, социологов, психиатров, философов. К примеру, В.П. Осипов считал, что норма определяется адекватностью реакции индивидуума на окружающие раздражители, возможностью для человека прокладывать свой жизненный путь и, наконец, особенностями способа поведения человека в различных жизненных обстоятельствах. A. Schultz по этому поводу пишет, что нормальные реакции человека всегда мотивированы и представляют собой чувственно адекватный ответ на переживание.

Как видно из предложенного сечения, «отрезки» духовного и душевного здоровья пересекаются. Это пересечение происходит за счет взаимовлияния и взаимопроникновения духовного и душевного уровней психики, происходящих в сфере социального бессознательного.

При разрывах на высших уровнях психогенеза возникают ноогенные неврозы, экзистенциальный вакуум, экзистенциальная фрустрация, суицидальное и аутодеструктивное поведение. Социальная психиатрия изучает влияние на состояние психического здоровья здоровых лиц социальных, культуральных, этнических и экологических факторов.

В современной России статистически достоверный рост психических заболеваний, кризис идентификации, нарастание иных психопатологических явлений дает основание утверждать об искажении, разрыве в нормальном течении психогенеза, о преобладании негативных переживаний в обществе, нации, о глубоком и тотальном поражении всей общественной психики.

Диапазон ПАЛ характеризуется качественным своеобразием личност-но-характерологических и психологических особенностей личности, что дает определенные преимущества, но больше ограничивает реализацию различных возможностей личности.

Предлагаемая систематика СБ. Семичева как теоретико-методологический ориентир в конституциональной психологии и медицине более всего отвечает нашим представлениям о состоянии здоровья учителей общеобразовательных школ. Выделяются следующие группы здоровья:

I. Без отклонений от нормы: 1) идеальная норма, 2) диссимуляция.

II. Типологическая норма: 1) конституциональная норма,

2) акцентуация характера или личности.

III. Потенциальный повышенный риск: 1) ситуативный спектр, 2) временной спектр, 3) возрастной спектр, 4) спектр соматических расстройств, 5) спектр пограничных расстройств, 6) экзогенный спектр, 7) эндогенно-психотический спектр, 8) органический спектр, 9) спектр сосудистых расстройств, 10) алкогольный спектр;

IV. Психическая дезадаптация: I) непатологическая психическая дезадаптация, 2) предболезненные психические расстройства (т.е. патологическая психическая дезадаптация), 3) вероятно болезненное состояние;

Читайте также:  Перец черный польза и вред для здоровья

V. Верифицированная болезнь.

Лишь в случаях дополнительных значимых для личности и длительных информационно-стрессовых или глобальных экстремальных воздействий можно наблюдать трансформацию аномальных реакций в психопатологические синдромы. Последнее объясняется надежностью конституциональных психологических и психических механизмов компенсации и адаптации.

Субъекты образовательной среды, располагающиеся в диапазоне ПАЛ конституционально-континуального пространства, характеризуются невысокой толерантностью к внешним факторам среды обитания, неустойчивостью конституциональных психологических механизмов, которые относительно легко демонстрируют декомпенсаторные и дезадаптационные реакции и расстройства. Внешние проявления в ответ на стрессогенные ситуации отличаются достаточно быстрым развитием аномальных личностных и поведенческих состояний, трансформирующихся в стойкие психопатологические синдромы.

Современные авторы Запускалов СВ., Положий Б.С., разрабатывая гипотезу психического здоровья и предболезненных состояний, указывают, что важное место в динамике психического здоровья и формирования предболезненных состояний принадлежит процессам социальной адаптации личности в микросоциуме, выделяя два вида адаптации: субъективную социальную адаптацию, отражающую внутреннее, субъективно оцениваемое индивидом соответствие себя выбранной социальной роли, и внешнюю социальную адаптацию, отражающую субъективно оцениваемое соответствие себя социальной роли, предъявляемой микрогруппой. Приоритетное значение в формировании психического здоровья отводится субъективной адаптации, которая далеко не во всех случаях может соответствовать внешней адаптации. В зависимости от состояния оценок субъективной и внешней адаптации авторы выделяют: 1) полную социальную адаптацию, где как внешняя, так и субъективная адаптация оцениваются индивидом высоко; 2) неполную социальную адаптацию, при которой снижена оценка субъективной адаптации и остается на высоком уровне оценка внешней адаптации; 3) нарушенную социальную адаптацию, где снижена оценка как субъективной, так и внешней адаптации. Особо авторами подчеркивается, что наибольшее влияние на состояние психического здоровья оказывает адаптация в двух микросоциальных группах: семье и производственном коллективе.

В зависимости от состояния субъективной социальной адаптации в различных микросоциальных группах, авторы выделяют пять уровней психического здоровья: 1) «уровень стабильного психического здоровья» характеризуется наличием полной субъективной социальной адаптации индивида; 2) «уровень психического здоровья (уровень риска)» характеризуется неполной адаптацией и сохранением высокого уровня потребности в реализации ролевой функции; 3) «уровень предболезни», для которого характерно полное нарушение субъективной адаптации. Такие лица не в состоянии полноценно выполнять свою роль даже при минимальной социальной нагрузке; 4) «доно-зологический уровень», что проявляется не только субъективно тяжело переживаемым сознанием собственной неполноценности, фрустрацией, ощущением безысходности положения, чрезвычайно высоким уровнем тревожности, но и постоянными претензиями со стороны социального окружения, частыми конфликтами; 5) «уровень болезни», который характеризуется продолжающейся психотравмирующей ситуацией, углублением психопатических нарушений и их синдромальным оформлением.

У многих современных авторов (Ю.А. Александровский, 1976; И.В. Боев, 1999; П.Б. Ганнушкин, 1964; А.С. Димов, 1981; И.В.Дмитриева, СВ. Запускалов, 1980; Б.С Положий., 1991; Л.А. Лепшинский, В.К.Смирнов, 1983; Л.Н. Собчик, 1986; СБ. Семичев, 1986; Г.К.Ушаков, 1980) прослеживается существование промежуточных между нормой и болезнью состояний. Это находит признание в клинической практике в синдромальной, а не нозологической диагностике и использовании таких терминов, как «практическое здоровье» или «норма» и «патология», в тех случаях, когда они употребляются в виде значений, несколько отличающихся от понятий «здоровье» и «болезнь». Как подчеркивал Г.В. Зенович, здоровым может быть человек, не вполне укладывающийся в норму (функциональный оптимум), в связи с наличием у него тех или иных патологических нарушений, которые, однако, еще не дают права говорить о болезни, поскольку лишь определенный уровень последних, достигнутый динамически развивающимся процессом, сообщает им новое качество, именуемое болезнью.

Итак, между нормой, понимаемой как идеальное состояние оптимального функционирования, и болезнью существуют промежуточные состояния, предполагающие включение в себя тех или иных нарушений. Критерии психического здоровья по ВОЗ: осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я»; чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях; критичность к себе и своей собственной психической продукции (деятельности) и ее результатам; соответствие психических реакций (адекватность) силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям; способность самоуправления поведением в соответствии с социальными нормами, правилами, законами; способность планировать собственную жизнедеятельность с ее реализацией; способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

Как и в любом общем определении и в формулировке предложенного определения общего здоровья можно выявить ряд существенных недостатков, особенно когда речь идет о психическом здоровье. В частности, понятия душевного и социального благополучия слишком широкие и не соответствуют практическому пониманию здоровья. И психически здоровый человек свое душевное состояние и социальное положение в определенные трудные или неблагоприятные периоды жизни (безответная страстная любовь, крах профессиональной карьеры, и т. п.), субъективно может воспринимать как неблагополучные.

Психическое здоровье необходимо оценивать с позиций двухступенчатого континуума «здоровье-болезнь». Своеобразие психопатологических проявлений при различных психических заболеваниях послужило основанием для разработки общепатологической концепции регистров психических расстройств (G. Specht, 1917; Е. Kraepelin, 1920; А.С. Кронфельд, 1940; М.О. Гуревич, 1945; А.В. Снежневский, 1960; Л.Л. Рохлин, 1971, и др.). Согласно этой концепции, психические нарушения, определяющие пограничные формы психических расстройств, имеют по сравнению с другой психопатологией, наиболее ограниченный диапазон болезненных проявлений. Ю.А. Александровский в число пограничных расстройств включает группы, характеризующиеся главным образом: 1) преобладанием проявлений так называемого невротического уровня нарушений; 2) связью психического расстройства с вегетативными дисфункциями, нарушениями ночного сна и соматическими расстройствами; 3) ведущей ролью психогенных факторов в возникновении и декомпенсации болезненных нарушений; 4) наличием «органической» предислокации, облегчающей развитие и декомпенсацию болезни; 5) взаимосвязью болезненных расстройств с личностно-типологическими особенностями больного; 6) сохранением критики к своему состоянию и основным болезненным расстройствам.

Таким образом, психическое здоровье можно считать измененным до степени болезни в случае нарушения адекватной деятельности психических функций, когда появляются эпизодические, фрагментарные продуктивные психопатологические симптомы невротического, субпсихотического, психотического уровней, сочетающиеся или не сочетающиеся с негативными психопатологическими симптомами.

Назревшая смена концептуальных подходов к анализу пограничной психической патологии, связанная со становлением в современной психиатрии клинико-статистического направления (А.Б. Смулевич, 2000), нашла свое отражение в Международной классификации психических и поведенческих расстройств 10-го пересмотра. В соответствии с предложенными данной классификацией диагностическими критериями, к личностным расстройствам причисляют «глубоко укоренившиеся и постоянные модели поведения, проявляющиеся ригидными ответными реакциями на широкий диапазон личностных и социальных ситуаций в виде чрезмерных, либо существенно отклоняющихся от обычного образа жизни особенностей восприятия, мышления, чувствования и интерперсональных отношений. Личностные расстройства представляют собой онтогенетические состояния, проявляющиеся в детстве и подростковом возрасте и сохраняющиеся в период зрелости». Считается, что они не являются вторичными по отношению к другому психическому расстройству или заболеванию мозга, хотя могут предшествовать другим расстройствам или сосуществовать с ними.

Таким образом, личностные расстройства отождествляются с «патос», а личностная норма отождествляется психологами (Л.С. Выготский, СЛ. Рубинштейн, Б.С. Братусь, О.А.Ахвердова) и врачами (В.П. Осипов, Г.К. Ушаков, А.Б. Смулевич) с психологическим здоровьем, что, на наш взгляд, наиболее адекватно. С точки зрения И.В. Боева, психологическое здоровье правомерно рассматривать с позиций конституционально-психотипологической личностной изменчивости в рамках психологической нормы-акцентуации. Если у субъекта наблюдаются признаки аномальной личностной изменчивости в диапазонах конституционально-континуального пространства, которые выходят за пределы диапазона психологической нормы-акцентуации, т.е. осуществляют негативный дрейф в сторону диапазонов пограничной аномальной личности и психопатии, то психологическое состояние такого субъекта мы не можем отождествлять с его психическим здоровьем.

Источник

Adblock
detector